Алтайская инвестиционная мозаика

Губернатор Алтайского края Александр Карлин — о том, как изменилось восприятие региона за последние пять лет, почему растут вложения в экономику и что происходит с инвестициями за пределами его кабинета. Туризм, сельское хозяйство, машиностроение, транспорт и логистика… Алтайский край, пожалуй, один из немногих регионов, который имеет внятные стратегии по каждому приоритетному направлению развития современной экономики. Новости об очередном готовом инвестпроекте отсюда приходят регулярно. Губернатор Алтайского края Александр Карлин рассказал читателям журнала «Эксперт Сибирь», как его региону удалось не падать во время всероссийской рецессии и как «белое пятно» на инвестиционной карте страны превратилось в одну из самых стабильных территорий для инвестора.

О продвижении региона

— В 2008 году в одном из интервью московским СМИ коррес­пондент вас спросил: «У меня ощущение, что Алтайский край — это тайга и пара тракторных заводов. Откуда там сельское хозяйство?» Чувствуете ли вы сейчас такое же отношение к региону у тех, кто занимается распределением федеральных инвестиций?

— Такие ощущения остались, наверное, у журналистов, гоняющихся за «горячими темами». Последний пример: рядом с Белокурихой уединенно жила семья, долгое время не общающаяся с внешним миром. И тут на связь с городскими властями вышел их сын. И некоторые СМИ сразу же представили Алтайский край как безбрежное море тайги, в которой живут люди разной степени одичалости. Вряд ли по таким «экзотическим» случаям можно судить о регионе.— То есть восприятие региона за пять лет изменилось?

— Кардинально. В том числе у инвесторов и федеральных министерств. Правительство в нынешнем составе функционирует сравнительно недавно, но я могу сказать, что большинство из руководителей государства, министров, членов Федерального Собрания и Государственной Думы были в Алтайском крае. То есть они имеют представление о регионе не только по публикациям в СМИ и нашим отчетам, но и по личным впечатлениям. Не буду скрывать: мы нередко наблюдаем, когда у некоторых людей коренным образом меняются представления об Алтайском крае. Безу­словно, в нашу пользу.

О координации с бизнесом

— Каким был этот год для региональной экономики?

— Несмотря на непростые условия в мировой экономике в целом и замедление темпов роста по стране в частности, Алтайскому краю удалось сохранить тенденции роста как экономики, так и объема инвестиций. Рост экономики остался на уровне запланированного — 104 процента, объем инвестиций в основной капитал — более 90 миллиардов рублей. Это позволяет нам быть оптимистами: к 2015 году планируем довести инвестиции в основной капитал до 120 миллиардов рублей. Положительную динамику удалось сохранить даже в сельском хозяйстве, где два года подряд на долю алтайских крестьян выпадали серьезные испытания — в 2012 году была аномальная засуха, а в 2013 — небывалое количество осадков. Тем не менее собран достойный урожай — более пяти миллионов тонн зерна. Заготовлен двойной запас кормов — это своего рода «подушка безопасности» для развития животноводства.

Мы продолжаем занимать лидирующие позиции по выпуску основных продуктов питания. Мед, сыр, крупы, лекарственные препараты — все это узнаваемые далеко за пределами Алтайского края бренды. По существу, край вносит огромный вклад в обеспечение продовольственной безопасности страны.

— Как в связи с этим вы оцениваете перспективы инвестиционного потенциала региона?

— Потенциал весьма высок. И это не наши оценки, а констатация экспертного сообщества. Согласно им, Алтайский край находится в списке 30 самых привлекательных для инвестиций регионов страны в течение последних 10 лет. Так, в августе этого года агентство Fitch Ratings присвоило нашему краю рейтинг в иностранной и национальной валюте на уровне ВВ+, национальный долгосрочный рейтинг на уровне АА. Это объясняется положительной динамикой в экономике региона: приемлемыми параметрами бюджета, одним из самых низких в России государственным долгом, хорошей ликвидностью и умеренным ростом региональной экономики.

— Кто ваш инвестор?

— Любой инвестор должен чувствовать, что в регионе ему рады и что работается здесь комфортно. Мы предлагаем всем воспользоваться неотъемлемыми преимуществами нашего края: выгодное географическое положение, эффективное инвестиционное законодательство, развитая транспортно-логистическая инфраструктура, высококвалифицированные кадры. В регионе уже работают крупнейшие компании — так называемые «системные собственники». Это УГМК, «Газпром», РЖД, Новолипецкий металлургической комбинат, Федеральная сетевая компания, Ростехнологии и другие. Сейчас мы прорабатываем вопрос о размещении на территории края производства упакованных продуктов питания крупным международным концерном.

Отмечу, что очень бережно относимся к своим инвесторам. Один из приоритетов — организация взаимодействия бизнеса с органами власти по принципу «одного окна». Для этих целей образовано краевое учреждение «Алтайский центр государственно-частного партнерства и привлечения инвестиций». Это и площадка согласования интересов бизнеса и органов государственной власти, и консультационный центр для инициаторов проектов.

Мы делаем все возможное, чтобы инвесторы, работая на нашей территории, чувствовали себя максимально защищенными. Наш край открыт для бизнеса, и если предприниматели действительно имеют желание реализовывать здесь свои проекты, то мы готовы не на словах, а на деле оказывать им всяческую поддержку.

— Вы ощущаете конкуренцию с соседними регионами за инвестиционные потоки?

— Конкуренция — это спутник любой деятельности. Но в данном случае о конкурентной борьбе говорить не стоит, потому что регионы Сибири таковы, что у каждого есть собственные уникальные преимущества. Красноярский край и Кузбасс — это сырьевой сектор, Томская область — научно-образовательный комплекс, Новосибирская область — развитая транспортно-логистическая инфраструктура, мощный производственный потенциал.

Приоритетные направления для Алтайского края — это аграрно-промышленный комплекс, машиностроение, биофармацевтика, туризм. Вы знаете, что у нас функционирует ОЭЗ ТРТ «Бирюзовая Катунь». С этой зоной граничит еще один перспективный для региона проект — игорная зона «Сибирская монета».

— Кстати, есть ли окончательное понимание, когда «Сибирская монета» все же примет первых гостей?

— В течение ближайших месяцев будет реализован первый этап проекта. Нужно начать с того, что сама зона находится в прекрасном месте. Это две тысячи гектаров земли, куда подведена автомобильная дорога, газопровод. Сейчас там достраивается современное здание из монолитного железобетона — не «времянка», а первый полноценный объект в четыре этажа: на первом будут располагаться игорные заведения, на втором — рестораны, на третьем и четвертом — отель класса «4 звезды». После введения в строй этого объекта потенциальным инвесторам будет дан серьезный сигнал: сюда можно вкладывать деньги.

О бюджетных инвестициях

— Недавно региональный парламент края принял закон о бюджете на следующие годы. Как и везде, бюджет, прямо скажем, напряженный. Растут социальные расходы, при этом все меньше средств остается на развитие региональной экономики. Не считаете ли вы, что это мина замедленного действия?

— Бюджет на следующие три года действительно напряженный, но мы не перешли некую черту, за которой — падение в пропасть. Некоторые сокращения инвестиционной составляющей будут компенсированы за счет улучшения качества управления — эти наши подходы всем известны. Мы будем решать вопросы инвестирования более вдумчиво, для того чтобы польза от этих вложений была максимальна.

Конечно, есть другая стратегия: распылить средства на множество объектов. Первое время все будут даже рады: и там что-то строится, и здесь молотки стучат. Но в действительности оказывается, что при бурной работе реально сдается немного объектов.

Мне в связи с этим вспоминается 2005 год, когда я начал работать в должности губернатора. При первом посещении районов и городов края меня поразило обилие строек. Я радовался в одном районе, продолжал радоваться во втором, третьем, четвертом. Но потом стал понимать происходящее — и мне стало печально и грустно. А в конце — трагически тревожно. Потому что работы финансировались так, что строители просто разучились делать крыши — они до них никогда не доходили. Стройка начиналась и заканчивалась отливкой фундамента, максимум — возведением стен. Тогда я назначил специальную комиссию, и в крае насчитали 198 долгостроев, в которые были вложены средства бюджетов разных уровней. Это запредельное количество. Так вот сообщаю: сегодня из этих объектов незавершенными остались только семь, да и то мы их постепенно заканчиваем.

— Видимо, яркий пример — недавно введенный в строй обход города Бийска?

— Да, ведь первые 12 километров дороги и мост через Бию были построены еще в середине 1990 годов. В нынешних ценах в проект было вложено более трех миллиардов рублей, которые просто стояли «мертвым грузом». При работе с Минтрансом России нам удалось привлечь на объект около одного миллиарда средств из бюджета страны. Но фактически-то после ввода дорожного объез­да в экономику влились уже четыре миллиарда рублей. И они реально работают, это хороший проект межрегионального значения. Можно сказать, что у нас такая стратегия: сосредоточивать бюджетные инвестиции на несданных объектах, поскольку там эти деньги лучше работают. При этом мы не форсируем, нет задачи перерезать ленточку, а потом еще два года достраивать объект. Наоборот: сначала объект принимает госкомиссия, потом он какое-то время функционирует, и только после этого проводится торжественное открытие.

— Удается ли вдобавок к бюджетным рублям привлекать еще и частные?

— Мы традиционно рассчитываем на то, что на один рубль из краевого бюджета придет как можно больше федеральных и внебюджетных средств. И это выполняется. Например, сейчас в Алтайском крае реализуется сразу несколько крупных федеральных целевых программ с соответствующим финансированием. Это федеральная целевая программа по развитию внутреннего и въездного туризма, развитию «Бирюзовой Катуни» и другие.

Кстати, помощь краевого бюджета в проектах, которые исполняются инвесторами на нашей территории, закреплена законодательно — то есть этот процесс не зависит от перипетий экономической ситуации. Регион сам себя обязывает при любых обстоятельствах содействовать реализации инвестпроектов, в том числе в вопросах предоставления государственного финансирования строительства объектов энергетической, транспортной и коммунальной инфраструктур.

О муниципалитетах

— Часто приходится слышать, что на муниципальном уровне не умеют или не хотят самостоятельно заниматься привлечением инвестиций — и это вопрос качества местного управления. Вы в регионе это чувствуете?

— Конечно, вопросы к некоторым муниципальным образованиям у меня есть. Но в целом я бы не стал отделять региональную и муниципальную работу по развитию инвестиционных процессов, мы уже давно научились решать вопросы совместно. Нельзя же говорить что губернатор работает над повышением инвестиционного потенциала региона, а за пределами кабинета — в муниципальном образовании «город Барнаул» — есть проблемы с инвестициями.

Приведу пример из области туризма — это как раз развитие реальных проектов «на земле». Недавно мы издали уникальную книгу о туристическом потенциале Алтайского края — так там все районы, вплоть до степных, где особых красот, казалось бы, нет, представили свой потенциал. Туристические ресурсы были найдены везде! Из этой мозаики получается то, что мы называем инвестиционным потенциалом туризма Алтая, из таких локальных сюжетов и складывается единое уникальное пространство, именуемое Алтайским краем.


<  Возврат к списку
© 2016 Администрация Алтайского края.
Главное управление экономики и инвестиций Алтайского края.
При полном или частичном использовании материалов ссылка обязательна